Женское обрезание. Боль миллионов женщин, над которой смеются мужчины.



Каждые 10 секунд где-то в мире одна маленькая девочка подвергается болезненной калечащей процедуре обрезания. Сегодня мое сердце с каждой из них.

6 февраля 2003 года Организация Объединенных Наций объявила этот день Международный днем нетерпимого отношения к калечащим операциям на женских половых органах. В более понятной трактовке - День Борьбы с женским обрезанием.

Впервые я узнала о том, что в мире существует это жуткое явление 10 лет назад. Когда в 2007 году в печати вышла автобиографическая книга африканской девушки Хади под названием “Искалеченная”.

И была поражена тем, что обычай калечить девочек и девушек ПРАКТИКУЕТСЯ И СЕГОДНЯ - более, чем в 30 странах мира.

Женское обрезание как повод для шуток


Признаюсь, о том, что такой день существует, я сама узнала только сегодня - из ФБ-поста одного мужчины. Который решил поиронизировать на тему этого дня и символики в его честь.  Да-да, пошутить - о том, как ему жаль, что никто не ставит аватарки в честь такого памятного дня.

Дескать, такая яркая тема для ФБ - фото, символизирующее/иллюстрирующее как мучат женщин. Всего лишь за то, что они - женщины. Такой себе черный юмор.

Я была поражена этим постом до глубины души. В моей наивной голове совершенно не укладывается тот факт, что кто-то в здравом уме может шутить о том, что миллионы девочек и женщин ежегодно подвергаются варварской процедуре.

Многие из них умирают, другие всю жизнь страдают от травм и занесенных инфекций (ВИЧ, гепатит), выжившие - на всю жизнь остаются калеками.

Я ответила автору, приведя название книги Хади. Высказала свое мнение о совершенной бесчеловечности подобного “юмора”. 

Но на защиту “юмориста” пришли другие мужчины. Которые нашли его шутку смешной.

Был даже индивид, который назвал женское обрезание правильным. А девочек, которые этому подвергаются - тупыми дурами, которым так и надо.



Вся дискуссия доступна (пока что - если автор ее не удалит) вот здесь.

И вот после этого я поняла, что нету никакого смысла объяснять этим “мужчинам” , что "ничего такого нет" в подобной шутке. 

Как оказалось, очень многие из нас просто не знают о женском обрезании. А если и знают - не понимают, как и зачем это делается.

И я решила написать этот материал,  простым понятным языком рассказывающий о варварском обычае.  Для мужчин и для женщин. С картинками, деталями, цифрами и прочими подробностями. 

Это и будет лучшей поддержкой тех миллионов несчастных “вырезанных” девочек, обреченных на пожизненные страдания.

Я искренне надеюсь, что после всего того, что вы узнаете из этого текста, вам никогда не придет в голову шутить о женском обрезании в каком бы то ни было контексте. 

Ведь это то же самое, что пошутить о жертвах физического насилия. Поиронизировать над теми, кто потерял ногу или руку. Или поиздеваться над больными детьми.

А те, кто знает об этой проблеме и находил/находит этот факт уместной темой для шуток…или даже одобрил подобное….Я думаю, что это очень показательный факт, много говорящий как об отношении к женщинам, так и о человеке в целом. 

Так что, если встретили знакомую фамилию - подумайте, действительно ли вы  хотите общаться с таким человеком.

Что такое “женское обрезание”

Женским обрезанием, или женской кастрацией,  в современном мире называют целый ряд калечащих процедур на женских половых органах.

Удаление клитора, удаление и/или иссечение малых и больших половых губ, сшитие половых губ.

И даже зашивание влагалища - это называется “фараоновым обрезанием”. В ходе такой “операции” девочке иссекают половые губы и сшивают их таким образом, чтобы они закрывали вход во влагалище. 

Оставляют только маленькое отверстие, чтобы она могла мочиться. Таким женщинам впоследствии, перед вступлением в брак, зашитое влагалище разрезают.

Если говорить буквально, это не обрезание, а вырезание. Ведь отрезают не кусочек ткани или органа, а удаляют - "вырезают" - их полностью.

Очень важно отметить, что в подавляющем большинстве случаев все эти манипуляции проводятся БЕЗ АНЕСТЕЗИИ.

Варварская традиция физических увечий и болезненных пыток девочек имеет многовековую историю. По некоторым данным, женское обрезание практиковали еще в Древнем Риме. Однако нельзя однозначно ответить, где и когда она зародилась. 

Можно только сказать, что в ее основе лежит желание усмирить женский нрав или лишить женщину возможности испытывать  удовольствие. 

Сторонники процедуры считают, что если женщина будет иметь наружные половые органы, она будет "нечистой" или плохой/неверной женой. 

В некоторых странах к этому добавляют религиозный подтекст - только "обрезанная" женщина имеет право молиться или держать в руках священные книги. 

В определенные культурах женское обрезание называют посвящением в женщины. Так, девочкам из Сомали в определенный день их мама говорит: настало время тебе стать женщиной. 

Все эти убеждения настолько глубоко укоренилось в таких странах, что женщина, не прошедшая процедуру удаления внешних половых органов, обречена на пожизненный позор и никогда не будет взята в жены.

В то же время, еще в изданиях 50-60хх годов можно встретить медицинские публикации  о преимуществах женского обрезания. 

Так, в 1959 году американский врач доктор Ратман опубликовал научную статью о гигиенической необходимости женского обрезания с подробным описанием процедуры и вопросником для женщин.

Как делают женское обрезание

Поскольку в большинстве стран мира женское обрезание запрещено законом, а страны, где оно наиболее распространено, не имеют собственных медицинских исследовательских центров, в качестве инструментов для операций используют обычное бритвенное лезвие, нож,  ножницы или даже кусок стекла.

В тех странах, где уровень жизни немного выше, подобные операции проводятся в местных больницах. С разрешения или руками врачей.











Как уже упоминалось, в подавляющем большинстве случаев обрезание девочкам проводят без анестезии. И, как можно видеть на фото, в абсолютно антисанитарных условиях.

Высшая степень безопасности, в таких случаях - это отдельное стерильное лезвие или банка спирта. Далеко не все семьи могут себе позволить такую роскошь.

Поскольку операция по женскому обрезанию не имеет медицинского протокола, а "вырезальщицы" большей частью не знакомы с анатомией человека, они всегда действуют по ситуации и согласно принятым в регионе обычаям. 

Многое зависит и от "опытности" мучительниц - одна может управиться за пару минут, другая будет "вырезать" девочку час.

Проводят женское обрезание начиная с рождения девочки до 15 лет, в основном - в возрасте 5-10 лет.

Девочку или девушку насильно приводят к "обрезальщице", где привязывают к столу или просто кладут на пол, а помощники или родные держат ее за руки и ноги - чтоб не вырывалась.

Зачастую от боли девочки теряют сознание, но их тут же приводят в чувства - независимо от того, закончена ли процедура или еще нет.

По окончании истязания, несчастным (как правило, операцию проводят сразу нескольким девочкам) предстоит несколько дней находиться в специально отведенном помещении, где та же "вырезальщица" будет ухаживать за ними - менять повязки, заставлять вставать и ходить в туалет, насильно кормить.

На протяжении 2 недель после этой операции нельзя размыкать ноги - чтобы рана правильно заживала и не расходилась.

Рана затянется через 4-6 недель. Боль останется навсегда.











Вот как описывает свои страдания после перенесенной операции Хади, о книге которой я упоминала выше:

"Наконец настает и мой черед. Две женщины вводят меня в комнату. Одна сзади держит мою голову и всем весом своего тела давит мне на плечи, чтобы я не шевелилась; другая, раздвинув мои ноги, держит меня за колени. Иногда, если девочка рослая и сильная, нужно больше женщин, чтобы утихомирить ее.
У дамы, делающей процедуру, для каждой из девочек свое лезвие, специально купленное матерью. Дама со всей силы тянет пальцами маленький кусочек плоти и отрезает его, как если бы рубила на куски мясо зебу. К несчастью, она не в состоянии сделать это одним движением. Ей приходится кромсать.
Мои вопли до сих пор звенят у меня в ушах.
Я плакала, кричала:
– Я расскажу об этом отцу, расскажу дедушке Кизиме! Кизима, Кизима, Кизима, приди скорей, они убьют меня, приди за мной, они убьют меня, приди… Ай! Приходи! Баба, баба, где ты, баба? Когда папа придет, он вас всех убьет, он убьет вас…
Женщина режет, кромсает и насмехается со спокойной улыбкой, как бы говоря: «Ну да, когда твой папа придет, он убьет меня, это правда».
Я зову на помощь всю мою семью, дедушку, папу и маму тоже, мне нужно что-то делать, надо кричать о моем протесте против несправедливости. У меня закрыты глаза, я не хочу смотреть, не хочу видеть, как эта женщина изувечивает меня.
Кровь брызжет ей в лицо. Боль, которую невозможно описать, не похожа ни на какую другую, будто мне вытаскивают кишки, будто в голове бьет молот. Через несколько минут я уже не чувствую боли внизу, она во всем моем теле, внезапно ставшем пристанищем для голодной крысы или армии мышей. Боль пронизывает все – от головы до пят, проходя через живот.
У меня начинался обморок, когда одна из женщин плеснула мне на лицо холодной воды, чтобы смыть прыснувшую на него кровь. Это помешало мне потерять сознание. В этот момент я думала, что умру, что я уже мертва. И на самом деле я больше не чувствовала своего тела, только ужасное содрогание всех нервов внутри и тяжесть в голове, которая, как мне казалось, могла лопнуть.
В течение целых пяти минут эта женщина режет, кромсает, тянет, а потом снова проделывает это, чтобы быть уверенной в том, что все «очистила». Я слышу словно далекую молитву:
– Успокойся, все почти закончилось, ты мужественная девочка… Успокойся… Не шевелись… Чем больше ты двигаешься, тем больнее тебе будет.
Закончив кромсать, она стала вытирать стекающую кровь лоскутом ткани, намоченным в теплой воде. Мне сказали позже, что она добавляет в нее продукт своего собственного производства, наверное что-то дезинфицирующее. Потом она смазывает рану маслом karite, разбавленным черной сажей, чтобы избежать инфекций, но ни до, ни во время операции никто ничего не объясняет.
Когда все закончилось, мне сказали:
– Теперь вставай!
Мне помогают подняться, поскольку я почти не чувствую ног. Я ощущаю боль только в голове, где яростно стучит молот, и больше нигде. Мое тело разрубили на две части.
Я ненавидела ту женщину, а она уже приближалась с лезвием к другой девочке, чтобы причинить ей такую же боль.
Бабушки занялись мною, вытерли новой тканью и надели набедренную повязку. Поскольку я не могу идти, они несут меня на доске и кладут на мат рядом с другими, уже «вырезанными» девочками, которые все еще плачут. И я тоже плачу, в то время как следующая в ужасе занимает мое место в комнате пыток.
Это боль, которую я никогда не могла описать. Я не испытывала ничего более мучительного в своей жизни. Я рожала, страдала почечными коликами, – нет схожих болей. Но в тот день я думала, что засну и никогда не проснусь, настолько сильной была боль. Насилие, совершенное над моим детским телом, было непостижимо для меня. Никто ни о чем не предупредил меня – ни старшие сестры, ни взрослые подруги, никто. Произошедшее было еще более несправедливым и жестоким, потому что не имело никакого объяснения. За что меня наказали? Эта штука, которую мне отрезали лезвием для бритья, чему она служила? Почему ее убрали, если я родилась с ней? Я, наверное, носила в себе зло, что-то дьявольское, если нужно было избавиться от этого, чтобы получить право молиться Богу? Непонятно.
Мы оставались распластанными на мате, пока последняя не рухнула на него, плача. Когда дама закончила свое дело и «вырезала» всех, женщины, перед тем как выйти из комнаты пыток, отмыли ее от крови «очищенных». Тогда мамы и бабушки пришли, чтобы утешить нас:
– Перестань плакать, ты сильная, так не плачут. Даже если тебе больно, нужно быть мужественной, потому что все кончено, все позади… Перестань плакать.
Но мы не можем перестать. Плакать необходимо – это наша единственная защита.
И мальчишки из соседских домов смотрят на нас молча, ошеломленные следами крови и слез у подруг по игре.
Я знала женщину, «вырезавшую» меня. Она жива и сегодня. Бабушке Нионту из касты кузнецов было столько же лет, сколько и моим бабушкам, она ходила на рынок в тот же час, что и они, и регулярно встречалась с ними в качестве женщины из касты, преданной нашей семье. Жена кузнеца, она была ответственна за «вырезание» девочек, а ее муж – за обрезание мальчиков. Так в то время эта традиция перешла из деревни в город и добралась до второго по значимости крупного города в стране – Тьеса.
Бабушка Нионту вернулась в тот же вечер для ухода за нами, потом пришла на следующий день. И так каждое последующее утро. В первый день была нестерпимая боль. Я лежу, не способная повернуться ни влево, ни вправо, только на попе, помогая себе руками, чтобы немного приподняться и попытаться облегчить боль. Но ничего не помогает. Потребность мочиться, тогда как ты не можешь сделать этого, – еще одно мучение. Никакое утешение не помогает. Наш традиционный завтрак – лак, отвар из проса и кислого молока, – сделан в нашу честь. Но ни одна из нас не может проглотить ни крошки. Не воодушевляет нас даже танец одной из бабушек, которая хлопает в ладоши с прибаутками, чтобы воспеть нашу храбрость. Какую храбрость? У меня ее не было и не могло быть. А в это время мамы, тетушки и бабушки дарят нашей «вырезальщице» либо ткань, рис, овес или бубу, либо мелкую банкноту. В час обеда я поняла, что, для того чтобы отметить событие, были зарезаны один или два барана. Значит, мужчины знали об экзекуции. И вслед за тем, как нам поднесли блюдо, которое мы были не в состоянии есть, я увидела празднующую семью...
...Я почти два дня ничего не ела. Только к вечеру второго дня нам дали немного супа, который должен был облегчить боль. А еще нужно было пить воду из-за жары. Свежая вода облегчала состояние на две или три секунды.
Процедуры по уходу очень болезненны. Кровь запекается, и дама соскребает ее лезвием. Промывание облегчает наши страдания, но надо сначала, чтобы она дергала, скребла этой проклятой бритвой. И я не могу заснуть, лежу с раздвинутыми ногами – инстинктивно боюсь их соединить, чтобы не вызвать боль. Вокруг все пытаются успокоить нас, но ничего не выходит. Только вода спасает, хочется погрузиться в нее, но это невозможно, поскольку шрам еще не зарубцевался.
– Приподнимись и попробуй походить.
Это невозможно, я отказываюсь. Я не перестаю плакату погружаюсь в дремоту от усталости и отчаяния, оттого что никто не пришел спасти меня. Вечером меня заставляют встать, чтобы спать в комнате с другими – десятком калек, растянувшихся на мате с раздвинутыми ногами. Никто не разговаривает, кажется, что свинцовые оковы сковали наше радостное детство. У каждой своя боль, похожая, конечно, на ту, что испытывает другая, но неизвестно, перенесла ли она ее так же. Может, я не такая мужественная, как остальные.
В моем сознании все как в тумане. Я не знаю, кого обвинять в том, что произошло. Даму, которую я возненавидела? Моих родителей? Тетушек? Бабушек и дедушек? Мне кажется, я виню всех. Я обижена на весь мир. Когда я поняла, что ожидает меня, очень испугалась, но не думала, что это будет настолько страшно. Я не знала, что будут вырезать так глубоко и что боль будет такой интенсивной и продлится несколько дней, пока не начнет ослабевать. Бабушки принесли настойку из трав, чтобы смочить наши лбы, и горячий бульон.
Дни идут, и боль понемногу проходит, но психологически все еще тяжело. Спустя четыре дня физически уже легче, но по-прежнему болит голова. Она раскалывается изнутри, будто скоро лопнет. Может, оттого, что я не могла повернуться с одного бока на другой, растянувшись на матрасе, или оттого, что не могла мочиться два дня. Это было самое тяжелое. Бабушки объяснили нам, что чем больше мы терпим и не ходим в туалет, тем больнее нам будет. Они правы, но нужно суметь это сделать. И мне страшно, потому что первая попробовавшая помочиться так кричала, будто ее снова резали. После этого другие терпели. Некоторые были более мужественными и «освободились» в тот же вечер. Я смогла решиться только через два дня, мне было очень больно. Я снова кричала и плакала…
Неделя ухода – регулярная обработка раны, утром и вечером с маслом karite и растолченными травами с такими же загадочными названиями, как и слова женщины, бормочущей что-то себе под нос во время применения этой черной, словно пепел, микстуры. Ее причитания, перемежающиеся молитвой, предназначены для отдаления от нас дурного рока и призваны помочь нам выздороветь. И мы верим в это, даже если ничего не понимаем. Женщина «промывает мне мозги», бормоча слова, известные только ей. Как только кровь перестанет течь – я окажусь в безопасности от дурного глаза..."


Распространение и масштаб 

Африка и Восток

Хади описывает события 60-хх годов. Но и сегодня подобные “операции” практикуют более, чем в 30 странах мирах.

Практика женского обрезания наиболее распространена в странах третьего мира. Этот обычай задокументирован в 28 странах Африки (Данные ООН).

Экзекуция также распространена в некоторых странах Среднего и Ближнего Востока, Азии и среди определенных этнических групп в Центральной и Южной Америке (Данные Юнисеф).

Так, Египет, любимый многими украинцами за доступность и высокий уровень сервиса, занимает второе в мире место по распространенности практики женского обрезания.





Европа

Помимо этого, не перестающий расти уровень миграции привел к тому, что женское обрезание стали практиковать и в некоторых странах странах Европы.

Так, в 2012 году Европейский парламент провозгласил женское обрезание главной проблемой Европы в связи с массовой миграцией. Согласно документу, каждый год 180 000 девочек, проживающих в Европе, подвержены риску быть "вырезанными". Еще 500 000 живут с последствиями этой операции.

Самое большое количество случаев женского обрезания в Европе зафиксировано в Великобритании. 

Согласно исследованию британского правительства, проведенному в 2007 году, более 66 000 девочек, проживающих в Великобритании, подверглись этой операции. Еще порядка 20 000 девочек в возрасте до 15 лет находятся в зоне риска.

Запрет на женское обрезание в Великобритании законодательно действует с 1985 года. Тем не менее, мигранты из африканских стран с легкостью обходят этот запрет во время летних школьных каникул.

За 6 недель семьи успевают сьездить на родину, где проводят операции и осенью девочки возвращаются в школу уже "вырезанными".

В 2015 году полиция Великобритании по обвинению в проведении женского обрезания задержала в аэропорту Хитроу 42-летнюю женщину. С ней была 8-летняя девочка, которую везли в Гану.  

Спустя год, в этом же аэропорту были задержаны двое англичан - молодые мужчина и женщина - которые участвовали в организации авиа-перевозки маленьких девочек с целью проведения обрезания на их родине. 

За последние 10 лет отдельные случаи женского обрезания были также зафиксированы в Германии, Франции и Швеции.

Россия

15 августа 2016 года московская организация "Правовая инициатива России" опубликовала отчет о практике женского обрезания в Дагестане.

Правозащитники назвали цифры в несколько десятков тысяч искалеченных девочек в Дагестане. 

Эта информация шокировала общественность и вызвала очень бурную дискуссию. Мало кто мог допустить мысль, что не в стране третьего мира, а в современной России широко практикуется такое издевательство над женщинами. 

Однако, в качестве ответа на реакцию общества, муфтий Северного Кавказа Исмаил Бердиев такую процедуру одобрил и поддержал. 

В интервью Интерфаксу Бердиев, Председатель координационного центра мусульман Северного Кавказа и советник Путина, заявил что ""Надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась".

Руководство страны на обнародованные правозащитниками факты и заявления муфтия не отреагировало.

Закона, запрещающего женское обрезание, в России не существует.



Comments

  1. Страшные, ужасные, кошмарные вещи!
    Спасибо за статью, надеюсь, она поможет кому-то узнать правду!

    ReplyDelete
  2. Я прочла и волосы просто встали дыбом((((
    И это происходит в наше время..нет слов.

    ReplyDelete

Post a Comment

Popular posts from this blog

Пикап-факап: как SMM-команда Le Boutique репутацию шефа “спасала”

World Life Experience: Scam-project in a Portuguese mask

Страх та ненависть у Львові, або як я повернулася додому.